Неслучайная встреча: созависимый – контрзависимый

По материалам: 

 

Отношения между людьми - это развивающая среда. Бог создает человека для общения: нехорошо быть человеку одному (Бытие 2,18). Но, к сожалению, некоторые виды отношений не только не обогащают нас и не помогают взрослеть, но наоборот, поддерживают, консервируют и усугубляют «окостенение». Это происходит, если в пару объединяются люди, дополняющие друг друга своими недостатками.

По наблюдениям психологов, люди с проблемами зависимости склонны искать себе контрзависимых партнеров. Как правило, контрзависимые с готовностью откликаются на такое «приглашение». Эти союзы, несмотря на всю их болезненность, весьма устойчивы. Каждый в таких отношениях оказывается в собственном сюжете.

Зависимый партнер снова проживает историю отношений с недоступным родителем и пытается растопить его сердце, доказать, что достоин любви. Это сражение было проиграно когда-то в детстве, и у зависимого есть неосознанная надежда, что с новым холодным партнером он, наконец, одержит победу. Обычный человек в ответ на холодность и дистантность любимого либо пожмет плечами и уйдет восвояси, либо выдвинет понятные и разумные условия продолжения союза. Зависимый реагирует на пренебрежение со стороны партнера возбуждением, потребностью продолжать «битву за любовь».

Контрзависимому партнеру такие отношения тоже очень нужны. Поскольку его основной страх - это страх потери себя, утраты контроля, он всеми силами удерживает длинную дистанцию с любимой (любимым). Никакая «нормальная» женщина (мужчина) не выдержала бы такого пренебрежения, поэтому на роль партнера ему нужен человек, который будет до самой смерти продолжать пытаться сблизиться и никуда не уйдет. Контрзависимому удобны такие отношения, потому что он полностью контролирует дистанцию и не платит за это риском быть брошенным, так как его партнерша (партнер) всем сердцем вкладывается в надежность связи.

Отношения в паре «зависимый-контрзависимый» описывают еще такими противопоставлениями:

1. Контрзависимый: «Я хочу любить и быть любимым, но очень боюсь быть оставленным, поэтому я лучше не буду любить и позволять себе что-то чувствовать вообще. Могу разрешить тебе быть рядом и отвечать за долговременность наших отношений».

Созависимый: «Я хочу любить и быть любимым, но я считаю, что не достоин любви, поэтому я буду жертвовать собой ради тебя, чтобы ее заслужить».

2. Контрзависимый: «Мне все должны. Ты должен меня обслуживать, не ожидая от меня шагов навстречу».

Созависимый: «Я всем должен. Смысл моей жизни - служить тебе, и я не могу ничего ожидать или требовать взамен».

3. Контрзависимый: «Я буду вести себя холодно, мне жалко делиться с тобой теплом».

Созависимый: «Я знаю, что за твоей холодностью - нужда и боль, я попробую тебя отогреть».

Более сложное описание зависимых отношений в семье принадлежит психологу Стивену Карпману, которое было названо его именем «Драматическим треугольником Карпмана». Он описал болезненные сценарии отношений внутри зависимой пары в виде определенного «ритуала», «игры», в которой «игроки» на разных этапах принимают одну из следующих пар «ролей».

Вариант 1

Жертва - несчастный, беспомощный и благодарный.

Спасатель - великодушный, компетентный, сильный.

Вариант 2

Жертва - несчастный, беспомощный и озлобленный.

Палач - сильный, безжалостный, агрессивный.

Рассмотрим, как разворачивается эта игра на примере отношений в паре, где муж начал злоупотреблять игрой на тотализаторе.

Акт 1

Мужчина, сначала в разговоре с самим собой, а затем и в разговорах с окружающими, занимает позицию «жертвы обстоятельств». Он считает, что судьба (общество, начальник, друзья, банк, выдавший кредит), проявляет по отношению к нему жестокость и несправедливость. Боль и страдание, по его мнению, являются настолько невыносимыми, что игра в тотализатор объявляется единственным способом получить утешение. В этом треугольнике ролей муж - Жертва, обстоятельства - Палач, игра - Спасатель. Жена вместо того, чтобы начать с мужем партнерский разговор о том, как выходить из этого кризиса, выбирает верить в предложенную легенду и становится вторым Спасателем вместе с азартной игрой: она утешает, жалеет, старается облегчить его тяготы, создать уют. Взрослому, проясняющему ситуацию разговору мешает токсическая вина жены: она путает понятия ответственность, жестокость и вина, боится навредить мужу.

Акт 2

Получив поддержку в своей позиции Жертвы, муж начинает играть все больше. Его увлечение начинает угрожать благополучию семьи и детей, создает массу трудностей и лишает саму женщину внимания и заботы. Жена понимает, что роль Спасателя не приводит к изменениям, и, проскакивая здоровую позицию партнерства, переходит в позицию Палача. Вместо сочувствия в ход идут возмущение, скандалы и угрозы. Мужчина остается на какое-то время Жертвой, но из Жертвы благодарной, каким он был в первом акте, он превращается в Жертву озлобленную, терпящую унижение и угрозы. Вместо хорошего стыда, хорошей вины и здоровой ответственности, он испытывает токсический стыд и токсическую вину. Они не только мешают ему что-то предпринять, изменить ситуацию, но и усугубляют непереносимость переживаний.

Акт 3

Мужчина не выдерживает внешнего давления и внутренних терзаний и переходит в стадию неуправляемого увлечения игрой, одалживает крупные суммы. Он позволяет себе поднять руку на жену. Дома его начинают бояться. Так он становится «Палачом». Жена вместо того, чтобы поставить перед мужем условия сохранения семьи, предложить пройти терапию, из страха остаться одной и не выжить, а еще под действием токсической вины и токсического стыда, попадает в позицию Жертвы. Она терпит унижения и злится.

Акт 4

После очередного игрового «запоя» муж начинает замечать некоторые неприятные последствия, порождающие стыд и вину: катастрофическую нехватку денег, подавленное состояние жены и детей. Вместо здорового страха о судьбе семьи, здорового стыда и здоровой вины, которые могли бы привести его в программу «Анонимные Игроки» или к психотерапевту, мужчина погружается в токсическую вину. Он начинает жалеть женщину и становится Спасателем жены от себя самого. Женщина из Жертвы озлобленной превращается в Жертву благодарную. На какое-то время в семье возникает иллюзия понимания и мира, мужчина делает щедрые подарки, дает обещание бросить играть, признает ценность женщины в его жизни.

Пара проживает важную точку выбора дальнейшей стратегии: либо разобрать ошибки прошлого цикла и каждому взять на себя свою долю ответственности, либо пойти на следующий круг.

Если пара так и не научилась справляться со стыдом и виной, жена снова начинает видеть в муже Жертву его собственного характера или обстоятельств и снова не признает его собственную силу и ответственность, дает ему поддержку, спасает, понимает и сочувствует. Ситуация выходит на новый круг: она становится Спасателем, а он Жертвой. «Треугольник Карпмана» начинает очередной цикл.

Как мы видим, к движению по ролям этого треугольника участников подталкивает нехватка навыков проживания страха расставания, а еще, они путают токсический и хороший стыд, токсическую вину и ответственность.

Как показывает практика, обмен ролями по сценарию «треугольника Карпмана» происходит и в тех отношениях, в которых никто из участников не страдает ярко выраженной зависимостью, например от игры, алкоголя, наркотиков. Вот несколько примеров.

  • Клиент переходит от одного психолога к другому. Предыдущий специалист назначается Палачом, клиент выступает Жертвой, новому терапевту предлагается роль Спасателя.

  • Вместо прояснения кризиса, который переживает пара, муж заводит отношения на стороне. В его рассказе супруга является Палачом («вечно пилит, всем недовольна»), он является Жертвой («я с ней только из-за детей»), подруге предлагается роль Спасателя («только ты меня по-настоящему понимаешь»).

  • Вместо прояснения проблем в семье, жена уходит жаловаться на судьбу к своей маме. В ее рассказе супруг является Палачом («жестокий, не любит, мало зарабатывает»), она является Жертвой («я с ним только из-за детей»), маме предлагается роль Спасателя («только ты меня по-настоящему понимаешь»).

Если сравнить описание того, как устроены отношения в паре «зависимый - контрзависимый» и среди участников «Треугольника Карпмана», мы обнаружим много схожего.

Созависимый участник «запускает» треугольник, заняв роль Спасателя. На то, чтобы заботиться о другом, быть нужным, его толкает страх одиночества, страх быть брошенным. Для того чтобы удерживаться в позиции Спасателя, созависимый не признает в любимом взрослого человека, превращает его в слабого и несчастного.

Кроме того, созависимый может запускать в паре игру в треугольник, примерив на себя роль Жертвы. Так как созависимый боится остаться один и испытывает токсическую вину за любую инициативу, он убеждает партнера в своей беспомощности, навязывает роль Спасателя, всеми силами вызывая у него токсическую вину и жалость. Контрзависимый запускает треугольник, когда берет на себя роль Спасателя. Он вступает в отношения не из нежности, симпатии, а из «благородных побуждений». Он «служит добру», он «избранный воин Света», «спасающий слабых».

Другой способ контрзависимого запустить треугольник - выступить в роли Жертвы: «Я не холодный и скупой, я - некомпетентный в сердечных делах человек, потому что меня недолюбили в детстве. Обогрейте меня - такого талантливого, но одинокого».

Если кто-то из читателей узнал себя в этих описаниях, то стоит попробовать разобраться, о каких нерешенных внутренних задачах говорит привычка пребывать в одной из ролей «Треугольника Карпмана». Предлагаем вам заглянуть в таблицу. Первый столбец поможет понять, какие устремления приводят людей к выбору соответствующей роли, в какой точке мы делаем неверный выбор. Во втором столбце собраны печальные последствия такого выбора. Обратите особое внимание на третий столбец: роли треугольника - это зависимые и контрзависимые шаблоны, но нам нужно помнить, что любая зависимость - это искажение важных и полезных свойств человека. Вот почему, борясь с искажениями, важно «не выплеснуть с водой ребенка», помнить, какую нашу истинную потребность они поддерживают.

Роль Жертвы

В чем соблазнительность: Брать на себя ответственность за свою жизнь - это всегда тревожно. Жертва может позволить себе избежать чувства здоровой вины и здоровой ответственности, она не делает ошибок и не ищет способы их исправить. Жертва живет жалостью к ней. Ей не нужно работать над собой, взрослеть и можно позволить себе многое.
Последствия: Жертва не имеет возможности осуществить свои собственные планы и мечты, реализовать таланты, поскольку не может проявить инициативу. Жертва не умеет переживать здоровый гнев, поэтому не может защитить себя или уйти от обидчика. Извращается механизм регуляции организма через удовольствие: боль, самонаказание становится желанным, парадоксально «приятным» переживанием.
Что изначально хорошее искажено: Навык обращаться за помощью. Умение проживать здоровый стыд, подталкивающий к обучению. Навык отслеживать страх и находить соответствующее опасности убежище.

Роль Палача

В чем соблазнительность: Импульсивность позволяет не чувствовать страх, дает переживание силы. Палач поддерживает себя в тонусе за счет чувства несправедливости, праведного негодования. Гнев придает ему энергию, чтобы жить. Ощущение правоты освобождает от необходимости контролировать себя, дает ощущение свободы и всемогущества.
Последствия: Гнев расходуется на наказание обидчика вместо изменения ситуации. Виновный наказан, но потребность человека остается нереализованной. Из-за неумения сострадать, невозможной становиться близость с другим человеком. Одиночество. Хронические стыд и вина после содеянного. Проблемы с законом из-за правонарушений, совершенных в запале.
Что изначально хорошее искажено: Условно «мужские» качества, которые необходимы в жизни и мужчинам, и женщинам: инициатива, настойчивость, целеустремленность. Доверие к себе, своим мечтам и желаниям. Умение преодолевать препятствия.

Роль Спасателя

В чем соблазнительность: Спасатель может не переживать слабости, зависимости. Ему не нужно учиться переживать агрессию, гнев. Он может не чувствовать вину и стыд. Его самооценка растет за счет героических действий. Есть ощущение: «Я контролирую свою жизнь, я все могу». Гордость и удовольствие от того, что я всегда на стороне добра (Бога).
Последствия: Страх одиночества, поскольку Спасатель в какие-то моменты может быть ненужным другому. Одиночество из-за назойливости. Окружающие становятся слабыми и беспомощными, чтобы угодить Спасателю. Спасателем легко манипулировать. Физическое и моральное истощение, разрушение здоровья. Неумение принимать чужую помощь или просить о ней. Невозможность развивать свои таланты из-за того, что Спасатель целиком вовлечен в «служение» другим.
Что изначально хорошее искажено: Условно «женские» качества, необходимые в жизни и мужчинам, и женщинам: умение сочувствовать, замечать и распознавать переживания другого человека, способность к самопожертвованию.

* * *

Занимаясь самоанализом, мы должны всегда помнить о том, что выросли в неидеальных семьях, нас воспитывали неидеальные родители и учили неидеальные учителя. На земле нет стопроцентно здоровых людей, которые умеют справляться со всеми вызовами обстоятельств. Христианское вероучение напоминает нам о первородном грехе, о поврежденности человеческой природы. А психологи знают, что даже благополучные в своем развитии люди временами сталкиваются с внутренними конфликтами.

Невозможно ожидать от себя и окружающих исключительно взрослых, здоровых отношений, ведь все мы прошли через самые разные травмирующие события. В результате наша личность закостеневает, теряет целостность, гибкость, способность выдерживать противоречивость жизни и творчески к ней приспосабливаться.

Нам стоит относиться к отношениям как к путешествию по незнакомой местности. Мы можем рассчитывать на свою смекалку, запас провианта и аптечку, но непредвиденные события в таком вояже - обычное дело. В отношениях с близкими мы тоже можем положиться на наш навык вовремя распознавать манипуляции - свои и чужие, что не защищает нас от столкновения с ситуациями, в которых либо наш партнер, либо мы сами выкинем что-то странное, сами себя подведем и неприятно удивим.

Но если, несмотря на все трудности, нам удастся сохранять любопытство и двигаться по пути взросления, мы сможем все крепче удерживаться в противоречивом равновесии живых отношений: сохранять самоуважение и видеть нужду другого, чувствовать свою силу, уметь поддерживать себя, но и принимать помощь со стороны, позволять себе нуждаться в другом человеке. В отношениях станет меньше страха. С одной стороны, нас перестанут пугать различия с другим человеком или несовпадение желаний - мы станем менее зависимыми. С другой стороны, мы будем менее контрзависимыми - перестанем бояться сближения с другими людьми, научимся не воспринимать их интерес и симпатию как угрозу нашему существованию. По слову апостола Иоанна Богослова: В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви (1 Ин. 4: 18).