В ожидании Пятидесятницы

По материалам: 

 

Предлагаю вам мысленно обратиться к жизни святых апостолов, к тому периоду истории, который походил на наш. Это было время страданий, сменившихся радостью, ожиданием, и вместе с тем годы искушений. Тогда совершался некий стержневой этап, ставший предпосылкой для учеников Христа.

Как мы уже неоднократно говорили, если и наполняет что-то смыслом наше пребывание в монастыре, если что-то и дарит нам ощущение Неба на земле в каждый миг нашего нахождения в обители, так это наше апостольство, то, что нас самих делает апостолами. Поэтому важно обратить духовные очи на то, насколько по-апостольски мы строим свою жизнь, важно измерять дни и ночи мерой апостольской и смотреть на них сквозь призму апостольства.

Итак, обратимся к соответствующему периоду жизни святых апостолов, то есть ко времени, когда произошло Воскресение Христово и когда они ожидали Духа Святого, Которого ожидаем и все мы. История начинается именно здесь, в Деяниях апостолов, с того момента, когда Христос вознесся на Небо прямо на глазах учеников, которым и явил Себя живым, по страдании Своем, со многими верными доказателъствами, в продолжение сорока дней являясъ им и говоря о Царствии Божием (Деян. 1:3).

Каждое слово, используемое жизнеописателем апостолов, а одновременно и автором третьего Евангелия, каждое слово наделено собственным смыслом, и нет ничего случайного, потому что Дух Святойглаголал в нем.

Евангелист повествует о том, что Христос вознесся прямо перед апостолами, которых избрал. Очевидно, что ничего не происходит без Божественного избрания. И никто не может стать еще одним апостолом, как и мы не можем стать апостолами, только если Бог Своим провидением, промышлением, или благоволением, или предуготовлением не выберет нас. Итак, Господь вознесся перед теми, которым и явил Себя живым, по страдании Своем, со многими верными доказателъствами.

По страдании Своем, то есть после несчастья, пережитого учениками, тогда, когда они думали, что все потеряно и их ожиданиям не суждено сбыться, что не на что больше надеяться. Когда единственная их вера и упование, как они полагали, мертвой была положена во гроб, в каменную пещеру. И вот после этого Господь является ученикам.

Эта жизненность Христа – и явил Себя живым – есть жизнь, данная Сыну Отцом по страдании. Это не та жизнь в презренной плоти, о которой ведали ученики и которую Он воспринял по любви к ним и всему миру. Христос перестал быть просто видимым Христом. Он уже не тот Христос, которого знала святая Магдалина. Поэтому ей и не удалось Его узнать и прикоснуться к Нему: она ожидала увидеть Того, Кого знала прежде. Нет. Теперь это Христос по страдании, прославленный и обретший новую жизнь.

Кто сможет вынести страдание и умереть смертью, которую ему назначит Отец подобно Единственному Сыну Божию, тот вечно пребудет живым во Христе. В противном случае его жизнь есть смерть.

Явил Себя живым. Почему не сказано «явился живым» или «был видим живым», но явил Себя живым? Он предстает Сам перед учениками. Этими словами выражается абсолютная свободная воля Христа. То, что сделал и предусмотрел Сам Христос.

Ведь не написано, что Он был просто живым. Конечно, Он был жив, потому что «никогда не было времени, когда Он не был жив». Но акцент делается на волю и необходимость. Он хочет явить Сам Себя живым. Он воспринимает плоть, но ее губят Его враги. После воскресения эта плоть уже не та, которую погубили на глазах у учеников враги.

Раньше Христос плотью был подвластен законам тления, законам природы, теперь Он освободился от этих законов. И поэтому вы видите, как Он входит в горницу. Не через окна, не через двери, не через замочные скважины. Но как же? Он являет Себя в горнице. Теперь Он больше, чем Христос, бывший прежде. Теперь Он прославлен Отцом.

Явил Себя живым, по страдании Своем. Иначе было невозможно, но только явить Себя Самим Собой. В этом заключается величайшее действие, сотворенное Христом. Христос снова Бог. Фраза со многими верными доказательствами подтверждает, что Он жив. Он стал живым, и через это открылась истинная вечная жизнь.

Явил Себя живым, прежде всего Себя, то есть Самого Себя. Добровольно Он был погребен, добровольно воскрес, добровольно явил Себя ученикам. Все, что Он начал, Он же и завершил. Все исходит от добровольного произволения Христа. Что хочет Христос, то и творит. Направляется, куда хочет, являет, что пожелает. Христос не имеет живого, человеческого тела – это уже не плоть. Но Его видели во плоти ученики. Христос не мог съесть рыбу. Однако Он вкушал рыбу, и это видели ученики. Добровольно вкушал. Как Он ее съел, куда Он ее дел? Можно было бы задать множество подобных вопросов. Но ответ один: Он захотел это сделать на глазах у апостолов. Он есть именно Тот, Кто является, и то, что предлагается ученикам. Он есть даваемый, раздаваемый, причащаемый, но настолько, насколько Он сам этого хочет, и дает Он то, что Сам пожелает. Но и дает, и желает Он именно того, что мы сами можем вместить, понять и захотеть.

Он не исполнил просьбы Марии Магдалины, потому что сама она не ведала, чего просила у Стоящего перед ней. Он не ответил прямо, но создал предпосылку для реального понимания истинного Бога.

Явил Себя живым. Этим Он доказал и показал, что имеет настоящую жизнь. Царствует, управляет, властвует, делает то, что Ему угодно. Для вмещения этого, осознания Бога необходимо, чтобы Сам Господь так захотел; мы должны чем-то умилить, потрясти Бога, заставить Его предстать перед нами. Как бы мы ни старались, ни бежали, ни трудились, ни молились, ни плакали, чтобы мы ни делали, но все равно не достигнем окончательного результата сами. Не достигнем ничего, кроме того, что пожелает нам дать Бог. Если Господь захочет истечь родником, то мы сможем напиться Его воды, если возблаговолит, то хлынет бурным потоком, несущим в своих волнах исцеление, покрывая нас ими с головой.

Господь показывает, что только тогда мы умолим Бога захотеть принять нас, когда проявим много любви, много уступок, решимость злостраданий и смерти, тогда увидим Его живым. Чем ревностнее мы умираем ради Бога и уповаем на Него, тем ближе Он к нам подходит.

Явил Себя живым. Его Самого, настоящего, Сына и Слово Божие явил живым. Это очень болыное дело, полагающее конец всяким сомнениям, колебаниям, подозрительности. Он Сам Себя явил живым.

И если я верю, что принадлежу Христу, если понимаю Его и радуюсь Ему, а быть может, и не радуюсь, чувствую Его или нет, Он все равно существует. Он есть мой Бог и Господь. Даже в самые беспросветные моменты моей жизни, когда мне кажется, что Его нет, Он существует. И когда я размышляю о бесполезности и бесплодности своего существования, и когда мне кажется, что проходят мои годы, Христос всегда со мной. Он – Тот, Кто создал меня, и следовательно, единственное, чего мне следует бояться, – разорвать мои отношения с Ним.

Явил Себя живым. Тот, Кто Себя так проявляет, есть Сущий, Который для меня существует в любом случае. Бог независим от моих возможностей, моей способности вмещать и разумения. Я могу представить себе Бога незначительным, но Он велик и бытие Его в Самом Себе.

Явил Себя живым. Очень важно, что я знаю эту истину и могу ощутить тайну невообразимой Божией любви, которая неизменна, несмотря на мои ничтожество, волю и энергию. Бог остается Богом любви, величия, славы и силы, Богом, Который во всем имеет успех. Бог, Предвечный Бог, вселившийся в апостолов, пророков, святых, находится и во мне – грешном и ничтожном.

Явил Себя живым. Не просто живым, но живущим и действующим; Богом предстал Он перед учениками. Для чего? Для того, чтобы засвидетельствовать им обетование Отца и сообщить, что Он дал им Самого Себя во Христе, Который будет в них, а они – в Нем.

Пришел по страдании, в тот момент, когда ученики уже имели право обладать Богом. До того Христос существовал, но был недосягаем и неовладеваем, теперь Он стал доступным для их восприятия, сделался близким нам; разрушены преграды, и хаос уничтожен. Вот Бог – и ты можешь в любой момент сделать Его своим. Отныне Бог и Господь – твой Бог и Господь, твой друг, твой святой и отец.

До сих пор Бог казался повергающим в страх Богом Ветхого завета; Он был Богом неба, Богом тьмы, Богом земли, но не был Богом, Которого можно держать в своих руках и быть в дружественных отношениях, но оставался недоступным и недосягаемым.

Теперь же Бог жив ради нас. Он приблизился к людям и жив ради них, чтобы сделать возможным их приближение к Нему. Так Бог вышел навстречу к людям с тем, чтобы люди сделали ответный шаг к Нему и восприняли Бога.

Явил Себя живым. Через эту фразу показано, что наступило исполнение времен и осуществилось обетование Господа. Вот оно! Теперь Христос стал Тем, Кто важен для апостолов. Ему потребовалось пострадать, воскреснуть, совершить все необходимое, чтобы люди не сбились с пути ко спасению и их стремления не остались лишь мечтами, но воплотились в жизнь.

Явил Себя живым. Еще и для того, чтобы показать апостолам, что они будут жить, имея лишь одно стремление – взирать на Бога живого. На самом деле общение с Богом не есть только Его мысль или просто расположение духа с любовью к Богу, но окончательное понимание и следование, как мысленно, так и действенно, за Богом живым. Бог жив – значит Он имеет со мной определенные отношения – единения и причастия. Две жизни, два стремления, две энергии, две ипостаси живут и движутся вместе, причащаясь друг другу.

Явил Себя живым. А значит, цель апостолов была в том, чтобы увидеть и испытать Бога живым, удостовериться в том, что Он жив ради нас. Если я не могу увидеть, достигнуть, полюбить Бога по-настоящему, той любовью, которая в действительности всеобъемлюща, тогда для меня Бог не жив, но мертв.

Автор Деяний показывает нам, зачем Христос восстал живым из гроба и стал личностью, восприняв на себя человеческую природу. Личностью, в Которой пребывает Божественная Ипостась Сына и Слова: чтобы человек смог причаститься Божества и получить собственную истинную жизнь. Явил Себя живым, чтобы показать нам нашу цель.

Блаженный Августин, глубоко познавший благодать и любовь Бога, не осмелился взглянуть на Христа, не захотел испытать Его Таким, Каким Он был. Ему хватило смиренно преклонить колена перед Господом, словно он – ничтожнейший из людей, грешный человек, осквернивший свое тело, данное от Бога. Он удовольствовался тем, что мог преклонить колена, припасть к ногам Христа, и смириться перед Ним, перед Христом. На жизни Августина, со своей высоты склонившегося и смирившегося радостного человека, отразилась обретенная благодать Божия. Он понял, что возвысится и станет жить в Господе, сделается членом Церкви, впустит в себя Христа, даст Ему возобладать над собой, и все это произойдет потому, что Сам Господь его удостоил жить только для Него. И как резулльтат, он сказал эту прекрасную фразу: «Я люблю, только когда живу, и живу, когда люблю Бога. Я живу не для чего иного, но для Него, дышу для Него, двигаюсь для Него, существую для Него. Конечно, все существует для Него, но в первую очередь – я».

Однако это «для Него» здесь не выражается так определенно, потому что он смиренно приклоняется ниц, страшась поднять голову вверх и считая себя недостойным обратиться ко Христу1.

И здесь происходит то, что Бог показывает, каким должно быть смирение апостольского мужа: Он поднял его, смиренно лежащего на земле человека, и дает ему право увидеть Себя лицом к лицу, позволяя начать жить живому в Живом.

Здесь евангелист стремится показать Христа не просто дающим благодать, но личностным Богом, силой, которая действует. Явил Себя живым, а ведь только живой может действовать. Здесь особенно ясно видна личность Христа, предстоящая перед человеческой природой, которую Он воспринял на Себя и через которую Христос жив в человеке.

Как ночью солнечный свет воспринимается луной, так и я, темная луна, я, мертвая вещица, человек, воспринимаю живого Христа.

Таким образом мне показана существенная, личная связь, соединение во плоти со Христом. Если воскрес Христос и я живу как личность, как ипостась соединяюсь своей греховной, падшей природой с Самим Христом, то сам становлюсь откровением Слова Бога.

Как Бог Слово явился во Христе, рожденном от Марии Девы, через Ее человеческую природу, через Ее восприятие, так теперь и я сподобляюсь явить Сына Божия. Но только если моя собственная жизнь существует в Нем, я смогу встать на иную духовную ступень, жить, чувствовать, славить третье Лицо Святой Троицы.

Мы знаем о таинстве Отца, Который живет в Сыне (см.: Ин. 14:10–11). Отец посылает по Своему произволению Сына (см.: Гал. 4:4), дает Ему жизнь, единую с человеческой, приготовляя таким образом почву для Третьего Лица Святой Троицы, Которое неким образом делается окончательно причастным человеческой жизни, и, как бы мы сказали, настолько же неразрывно связано с ней, насколько прочна связь души и тела. Можно сказать, что не существует для нас Духа Святого помимо человека.

Итак, мы готовимся к таинству одухотворения, исполнения всех людей Духом Святым во Христе, который открывается нам живым.

Значит, явил Себя живым, чтобы сообгцить мне, что я жив, когда соединяюсь вместе с живым Богом. Живу, когда цель, устремление моей жизни – живой Христос. Все остальное может быть призрачно, все остальное есть следствие, но не цель. Единственная моя цель – это достижение, работа и видение живого Христа.

Явил Себя живым. Еще по одной причине Он явил Себя: Он знал, что человек – это существо, которое всегда будет метаться между тьмой и светом, бренностью и вечностью, преисподней и Богом.

Человеку свойственно падать и вставать. И поэтому, хотя Христос и присутствует живым, но Он оставляет таинство Покаяния человеку, чтобы тот всегда имел возможность изменения своей жизни. Ведь человек, который не очищается от грехов и не возвращается Причастием к жизни, угасает. Он перестает воспринимать жизнь, подобно тому, как исчезнет луна, если погаснет солнце, потому что она – восприемник солнечного света.

Человек в определенном смысле столь мал и черств, занимает настолько отрицательную позицию по отношению к таинству своего спасения, по отношению к Богу и так сильно любит себя, свою худость, свой тленный состав, свою греховность, так внимает своим мукам, которые ему достаются от лукавого, что не может постоянно находиться в лучах Трисолнечного Света, Трисолнечной Жизни, но пребывает вместе со своей смертью, бренностью и падшей природой.

Бог, зная об этом, явил Себя апостолам живым во свидетельство о Воскресении и новой жизни. Он сообщил им, что жив. Помните, что даже если мы не видим живого Христа перед собой, Он все равно воскрес, и об этом нам свидетельствовали апостолы, видевшие живого Господа своими глазами.

Когда я принимаю Христа, радуюсь Христу, вижу Христа, вершится праздник видения живого Бога. Когда нахожусь в своей гнилости, грехе, угрюмости, разложении, серости, то снова вспоминаю свидетельство апостолов о Христе воскресшем. Христос жив, моя жизнь жива, и каждую секунду, с каждым «Господи Иисусе Христе, помилуй мя» я могу приблизиться к этой жизни и, будучи мертвым, вдруг внезапно ожить.

Он явил Себя живым, чтобы стать неизгладимой, незыблемой и вечной верой и надеждой людей, о которых до того можно было сказать: блаженны не видевшие и уверовавшие (Ин. 20:29).

Не видевшие, но уверенные в жизни Христа, блаженны, потому что знают, что рядом с ними – живой Бог.

Явил Себя живым... со многими верными доказательствами. Что значит со многими верными доказательствами?

Прежде всего мы имеем дело с неким историческим фактом, имевшим множество подтверждений тому, что апостолы видели живого Бога. Он являлся то одному, то двоим, то восьми, то двадцати, а то и ста сразу. Вот что значит со многими верными доказательствами. Они Его видели тысячи раз и по-разному – в саду, на дороге, Он разделял с ними пищу, предлагал им еду. Они наблюдали Его на суше и на море, в лодке и вне ее. Видели его по-разному, со многими верными доказателъствами. Но все эти разнообразные способы говорили об одном – о том, что Христос жив. Он ест, говорит, благовествует, дает пищу. Что бы Христос ни делал, все свидетельствовало о Его жизни. Христу не было нужды есть рыбу, но Он ел ее и свидетельствовал этим, что Он – живой. Ведь это то, чего нам не хватает – связи и личного восприятия жизни Христа, живого Христа.

Следовательно, со многими верными доказательствами значит с настолько многими, чтобы они были убедительными. Апостолы, даже в самые тяжелые моменты своей жизни, понимали, что Христос – жив. Как и мы, грешные и приземленные люди, помним о том, что Христос жив, что Он – моя жизнь, жизнь живая.

Христос со многими верными доказательствами в продолжение сорока дней являлся им, говоря о Царствии Божием. Он нам дает сразу все те возможности и свидетельства жизни, которые Бог даровал человеку. Ведь чего только Он ни делал! Если это можно выразить человеческим языком, единственной мыслью, занимавшей Бога, была: сделать так, чтобы человек понял, удостоверился, осознал, что Он – жив, что Его жизнь связана с человеческой. Жить человеку ради Бога и страдать ради того, чтобы жить в Боге, это мы еще как-то можем понять. Но любовь Божия больше, она связывает Христа с маленьким человечком, устраивает согласно с предвечным замыслом вселенную таким образом, чтобы бесконечный Бог вошел в рамки человеческой природы.

Мы видим Бога, сгибающегося перед человеком при его творении, чтобы тот каким-то образом, как только открыл глаза и увидел Бога, Того, Кто из праха земного (Быт. 2:7) его создал. Первое, что увидел перворожденный, открыв глаза, был Бог, взявший землю и сотворивший человека, вдунувший в него Духом Святым жизнь – в его ноздри и душу, спящую и омертвевшую.

Отец с нежностью гладит и обнимает просыпающегося ребенка, тот ощущает отцовское объятье и льнет к нему. Подобно младенцу, созданный Богом человек в первые мгновения жизни никого другого не видел, кроме своего Отца! Адам жил в удивительном мире. Там были различные растения и сады, там жили все животные, светили все звезды, там обитали ангелы. Но Бог сделал так, что человек увидел одного Творца, Того, Кто вдунул в него жизнь. Он видел Его так близко, совсем рядом находился он со Христом! Вдунул в лицо его дыхание жизни, и стал человек душою живою (Быт. 2:7). Душой живой, потому что Бог к нему приблизился. Ты подносишь лицо свое так близко ко Мне, что можешь поцеловать Меня, Я могу ощутить твое дыхание. Вот как близок был человеку Бог! Видите, как Он стремился стать понятным человеку и замеченным им!

Бог услышал шаги человека, как человек различает вечером в минуты прегрешения шаги Бога (см.: Быт. 3:8) и по нимает, что если Бог жив, то он сам сегодня через свое падение умер.

«Ты разве не слышишь мое приближение? Я жив, а ты что? Ты мертв, потому что удалился от меня. Разве Я тебе не говорил, что в день, в который ты вкусишь от плода сего, ты умрешь?» (см.: Быт. 2:17).

Что это значит? Я хожу. «Ты же больше не сможешь ходить, живи хоть тысячи лет. Ты умер, потому что потерял меня. Но Я жив и иду рядом с тобой». Бог услышал шаги и спросил: «Адам, Адам, где ты?» (см.: Быт. 3:9). Приближение, шум, движение – эти слова свидетельствуют о том, что Господь жив и сопричастен человеческой природе.

И человек, несмотря на все это, несмотря на то, что Бог ему показал Первоевангелие, несмотря на то, что он падает в бездну, а Бог снова и снова спасал его от греха, помогая оправиться, стараясь поднять. Но тщетно – человек был как камень. Господь приходил к нему тысячами разных способов, чтобы указать на Свое присутствие, на то, что Он рядом. Господь измышлял множество приемов.

Одно из таких явлений Бога нам показано в псалмах. Вспомните дивный образ Христа, наклоняющегося к текущему ручью, чтобы напиться воды, как нагибаются к источнику люди (см.: Пс. 109:7). О чем это говорит? О том, что «хотя ты и забыл меня, но Я, Господь, сгибаюсь точно так же, как сгибаешься и ты. Прикасаюсь к твоей жизни, чтобы ты мог прикоснуться к Моей. Я работаю, тружусь так же, как и ты, чтобы показать тебе, что я становлюсь подобным тебе, чтеобы и ты мог стать подобным мне. Ты устал на пути? Устал и Я. Хочешь пить? Я тоже испытываю жажду. Наклоняешься к воде, чтобы напиться? Тоже делаю и Я. Я смиряюсь, умаляю Самого Себя так же, как ты, пью и охлаждаюсь. Смотри, разве есть что-то такое, что делаешь ты, и чего не делаю Я! Но если Я так близко к тебе, и ты не можешь Меня ощутить, взять за руку, сделать навсегда своим другом, то однажды ты Меня потеряешь и тогда будешь не в силах смотреть на Меня, хотя некогда мы вместе, наклонившись к одному колодцу, пили из него одну воду. Мы вместе нуждались и претерпевали нищету. Смотри, это Я, не испытывающий ни в чем недостатка, не знающий никогда усталости, одним шагом обымающий всю вселенную, прихожу и втискиваюсь в то место, где сидишь ты, иду за тобой следом. Что же еще ты хочешь, Я и так уже умалил Себя до предела!» Так Бог показывает нам Свое приближение, подобие с человеком, Свою жизненность, чтобы мы могли, осознав это, возрадоваться.

И, не обращая внимания на все это, человек остается черствым! Господь Своим дыханием приходит и дарит пророков (см.: 3Цар. 19:12), но люди забывают Бога. Он поражает лже-пророков (см.: 3Цар. 18:40), но люди забывают Бога. Приходит Сам, дарит людям чудесные победы (см.: Ис. 17:9– 13, Нав. 6:15). Люди радуются победам, но победу Даровавшего забывают. Господь прощает Израилю его согрешения. Люди радуются прощению и снова продолжают грешить, забывая их Простившего. Он ведет их по пустыне, сегодня давая манну, завтра воду из сухой скалы, перепелов и многое другое... в результате они остаются снова без Бога, ни на что сами не способные.

Люди спускаются вниз с высокой горы, слышат раскаты грома, видят молнии, внимают словам, которые говорит Бог Моисею. Они знают, что Моисей поднимался туда, наверх, по призыву Господа после того, как постился сорок дней и сорок ночей, после того, как многое осознал, после того, как сказал им, что идет принести им закон, идет принести им Бога. Они же в страхе и трепете, глядя на дымящуюся гору – все признаки присутствия Божия, – теряют Бога, забывают Его и готовят тельца! Создают себе другого, ложного, бога! Почему? Потому что не могут овладеть Его живой Божественностью, без Которой не могут быть живыми. Они готовят тельца. Почему? Потому что не могут жить без Бога. Потому что человек, как уже мы говорили, создан только для того, чтобы жить. И живет только, если творит сам себе кумира или же имея Бога, обоженный, живет в Боге.

Почему человек сотворяет себе тельца? Потому что это сотворение тельца, это прегрешение, это заблуждение, это отдаление от Бога свидетельствует о том, что не может человек жить без Бога. Ибо не имеет ничего своего. Устраивая тельца, человек этим выражает свое стремление стяжать Бога, ибо только в Нем он может жить. Он сотворяет тельца, оставляя истинного Бога. Но Бог снова склоняется к человеку! Снова его прощает, пытается отыскать путь, чтобы всегда быть с человеком, всегда быть для него видимым и понятным. И эти пути находит.

* * *

«Днем тебя жжет пустыня, и ты хочешь прохлады. Прекрасно, Я становлюсь облаком, которое охладит тебя, Я просвещу тебя, чтобы ты узнал Меня.

Ночью ты будешь нуждаться в источнике света. И ночью Я буду светить тебе. Я стану для тебя столпом огненным и, видя свет, ты поймешь, что Я есть этот свет. Свет – это от- блеск Моей славы.

И днем ты имеешь облако, а ночью – столп света. Вечно сущий Бог. Ты продвигаешься вперед. Я иду перед тобою, чтобы ты видел Меня. Ты остановился, Я спускаюсь и сажусь прямо перед тобой, чтобы ты видел Меня. Ты стоишь перед скинией завета, где Я пребываю, и слышишь Меня. Ты направляешься к своему архиерею и там видишь символы Моего присутствия». Бог сходит смиренно, умаленно, потому что все это есть умаление Бога. Он уподобляет Себя даже облаку и огненному столбу или чему-либо иному.

Представьте себе труд и долготерпение Бога, мудрость и всесилие. Он становится всем, проникает повсюду, соединяется со всем – облаками, столпами, нашими грехами, воплями – со всем, чтобы быть во всем. Поэтому я знаю, что не могу жить без Него, не нося Его постоянно в себе.

О Его жизни свидетельствуют столп, облако, архиерей, скиния завета. Со многими свидетельствами. На протяжении всей необъятной вечности Бог не делал ничего, кроме как со многими свидетельствами являл Себя живым. Живым по отношению к человеку, то есть таким, чтобы человек мог Его осязать, живым настолько, чтобы жизнь человека более не отделялась от жизни Бога.

После страдания, сказано, началась вечная жизнь. Она была проявлена во многих свидетельствах, которые мы уже назвали. Он – Тот, Кого я увижу, когда будут отдернуты завесы (см.: 2Кор. 3:13–16), когда предстанет передо мной сокровенное, и в Царствии Небесном я лицом к лицу увижу Бога (см.: 1Кор. 13:12).

Явил Себя... со многими верными доказательствами. Теперь вы понимаете, что означает это со многими доказательствами! Понимаете труд Бога, но в то же время и нашу с вами жесткосердость, скудость и непослушание. Как если кто-то хочет положить тебе в рот пищу, а ты его закрываешь, как если кто-то обращает твой взор вон туда, а ты отворачиваешься, чтобы никогда не узнать того, что можно было бы увидеть. Так зачастую относится к Богу человек. Я выступаю против Бога вместо того, чтобы Его узнать, полюбить и воспринять. Бог постоянно меня преследует как труса, чтобы я наконец понял и обернулся, и увидел своего преследователя, и осознал свой побег, так мне свойственный.

Явил Себя живым... со многими верными доказательствами.Пожалуйста, обратите внимание на два способа явления Бога человеку, которые упоминаются здесь и имеют существенное значение. В продолжение сорока дней являясь им и говоря о Царствии Божием. И, собрав их, Он новелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите ( Деян. 1:3–4).

Итак, обратите внимания на две вещи. Это были последние Его откровения, самые сильные проявления Его жизни, единственный и неизменный путь. Отныне прекращено все преходящее, и начинается вечное, нескончаемое, постоянное. Наступает то, что в силах сделать каждый человек. «И если ты жестокосердый и слепой, грешный и хуже тех израильтян в пустыне, то даже и тебе Я дам возможность все понять».

Это тайна Церкви, которая есть жительство Христа, явление Христа в вечности, растянутой во времени и непрерывно существующей в бесконечности. На протяжении сорока дней они видели Его, и Он говорил им о Царствии Божием.

* * *

Почему сказано в продолжение сорока дней? Конечно, мы знаем, что число сорок очень почитаемо среди евреев (см.: Исх. 16:35; Числ. 14:34; Втор. 29:5; Ам 2:10; 5:25; Пс. 94и др.). Всегда сорок: сорок дней провел на горе Моисей (см.: Исх. 24:18; 34:28). Число сорок обладает значением полноты, завершенности. Число сорок имеет неразрывную связь с восприятием Бога. Число сорок появляется там, где я пребываю с Богом.

За семь дней сотворил Бог мир (см.: Быт. 2:2–3), весь мир. Поэтому число семь тоже выражает полноту, но если так можно выразиться, полноту космическую.

Сорок имеет связь с жизнью Бога, с восприятием Бога. Сорок дней должен был поститься Моисей, чтобы узреть Бога на горе, чтобы приняли евреи Бога через закон, чтобы приняли они образ скинии (см.: Исх. 25), которую сделал Моисей, чтобы получили священство (см.: Числ. 3и др.). Сорок дней постился Христос, чтобы быть всегда со Своим Отцом. И через Отца окончательно победить сатану. Сорок дней находился Христос в пустыне вместе с Отцом.

Итак, если указано число сорок, это значимо. Следовательно, когда Он говорит: на протяжении сорока дней являлся им, – это значит, что сорок дней – это предел.

На протяжении сорока дней. Не бывает сороковым первый день. Это было единое целое в сорок дней. Именно так Бог стал видим, доступен для понимания.

Если я слышу голос, то делаю все, чтобы увидеть того, кто говорит. Если же его нет рядом, то я встаю и иду посмотреть на него. То, что я воспринимаю, о чем не забываю, есть то, что я вижу. Глаза – это как бы двери, через которые проникает похититель, то есть диавол, как сказано в Священном Писании (см.: Иер. 9:20), но в то же время этими дверьми входит и Господь. Христос предстает видимым. Он является в тех образах, в которых Его смогут увидеть люди. Потому Бог и называется Богом, что Он видим. Он есть видимый Свет, зрение есть сильнейшее ощущение человека, которое дает постоянство переживания. Сорок дней Христос являлся для того только, чтобы Его видели люди.

Чтобы нам был понятно, зачем Он являет – одно за другим – Свои откровения и явления людям, скажем следующее. Я тебе говорю, а ты меня не слышишь, я к тебе обращаюсь, но ты не откликаешься, я взываю к тебе, а ты говоришь с кем-то другим. Я беру тебя за руку, говорю тебе: «Эй, посмотри, я тут». Беру тебя за обе руки и разворачиваю к себе лицом, стою перед тобой и говорю: «Ты меня видишь?» Тоже самое и здесь делает Бог с человеком. Он хватает его, является перед ним, чтобы все остальное пропало, и остался один Он. Это и есть «в продолжении сорока дней явяляясь им».

«Я беру тебя за руку, вглядываюсь в твои глаза, спрашиваю, видишь ли Меня». Это так живо, что хочешь ты этого или нет, но на меня обращаешь внимание, мне отвечаешь и откликаешься. Целых сорок дней и ночей Бог различными способами являл Свою Божественную силу и величие, чтобы они потом не смогли сказать, что не видели Его!

Чем ближе я тебя вижу, тем лучше понимаю и узнаю. Насколько узнаю, настолько и понимаю, насколько понимаю, настолько и люблю, насколько люблю, настолько и страдаю, насколько страдаю, настолько и сближаюсь с тобой, насколько сближаюсь, настолько могу тебя обнять. Настолько могу обнять, соединиться с Богом, чтобы Он стал мной. И более нет различия между мной и Им, но лишь новый человек, откровение Христа во мне, рождение во мне Христа.

Следовательно, слова в продолжение сорока дней являясь импоказывают нам окончательное единство, явленное так выразительно и чудесно, что места сомнению не осталось. Величие стоящего перед мной Бога рассеивает всякое колебание. И дает новый образ видения, лучше, полнее, сильнее которого не может быть. Все, что делает Бог, Он делает совершенно.

И Он говорил им о Царствии Божием. Он тебя схватил за руку и спрашивает: «Видишь ли ты меня?». Что ты ответишь? «Да, Боже мой, я вижу Тебя, узнаю: Ты Господь и Бог мой!» – «Тогда слушай Меня».

И говорил им. В час, когда ты Его видишь, в час, когда ты Его постигаешь, в час, когда у тебя не остается больше никаких сомнений, – в этот час говорит с тобой Бог. Он не желает говорить с тем, кто слушать Его не хочет.

Когда Бог видит ухо не слышащее, тогда и говорит: имеющие уши не могут ушами слышать. Слышащие как не имеющие ушей (см.: Ис. 6:9–10; Иез. 12:2; Мф. 13:13; Мк. 8:18). Он оставляет тебя. Он уважает твой выбор, твою свободу. Но стоит тебе посмотреть на Него, захотеть Его послушать, устремиться к Нему, Он тотчас обратится со словами:

– Ты слышишь меня?

– Слышу.

– Слушай. Я Бог Слово и говорю о Царствии Божием. Я должен соединиться с тобой, Я Тот, Кто уже постоянно соединен с человеческой природой, должен соединиться навсегда с твоей личностью. Я – твоя жизнь. Я – твой Бог Слово. Только когда Я нахожусь рядом с тобой, ты обладаешь словом, имеешь завершенную человеческую ипостась. В противном случае ты не существуешь.

И говоря о Царствии Божием.

– Как теперь мы будем вместе? Как же мы, двое, станем одним? Куда денется пропасть между нами?

– Слушай, и Я скажу тебе. Я умер, пострадал, воскрес, вознесся, взошел на Небеса ради одного-единственного – чтобы у тебя была отправная точка в Царствие Небесное, чтобы тебе принести Царствие Божие (Ин. 16:7). Есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе (Мк. 9:1; см.: Лк. 9:27). Наступает тот момент, когда Царствие Небесное приходит в силе.

Являлся и говорил им о Царствии Божием.

Поразительная вещь. Он ведь не объяснял им ни страдания, ни тайны, ни Самого Себя не открыл, ничего. Все объяснил Он им через Святого Духа. Лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам (Ин. 16:7).

Он не свидетельствует о Себе, не открывает Своего сердца и Своих мыслей человеку, но оставляет это Духу Святому. О чем Он говорит? О Царствии Божием. «Обо Мне скажет Дух Святой. Теперь то, что Я должен сделать, когда мы с тобой сейчас вдвоем, это поведать о Царствии Божием».

Что значит «о Царствии Божием»? Почему именно в этот час и именно о Царствии говорит Христос? Если Он оставляет откровение о Себе Святому Духу, то почему же не предоставит Ему и рассказ об этом? Нет. Здесь – тайна видения Бога, откровения нашего с Ним единения.

Говоря о Царствии Божием. Царствие Божие там, где покоится Бог, там, где заключено Его бытие. И не существует ничего в Нем, кроме Него Самого. То есть Царствие Божие и есть Сам Бог. Бог пребывает в Своем Царствии. А оно соединено с Богом. Бог неразрывно связан со Своим Царствием, также, как и Царствие не может существовать без Царя, без Бога.

Царствие Божие есть там, где пребывает Бог, то, с чем соединен Бог. Это, если так можно выразиться, Его Тело. Как не может существовать душа без тела и тело без души, так не может существовать и Царствие без Бога. Оно есть Тело Божие, Тело Христово, Его Церковь на земле.

Церковь, помимо этого, есть Царствие Небесное, которое, как мы сказали, есть Его Тело. Царствие Божие, Церковь, Царствие Небесное, Христос, я и Тело Христа – все едино. Тело, Церковь есть Царствие. Христос есть Царь, Христос есть Дух. Христос сидит на Троне херувимском2 и царском.

Говоря нам о Царствии Божием, Христос открывает тайну непрерывного единения Бога и человека. «Я живу, а это значит, что живу в тебе, когда ты Меня воспринимаешь. Я живу в тебе, а ты живешь во Мне». Бог открывает нам тайну тождественности Христа и Церкви как мистического Его Тела. Он собирает всех воедино и являет Себя живым, открывает Царствие, которое находится там, где собраны те, которые являют собой Бога живого.

«Сегодня Я явил вам Себя живым. Сейчас и впредь живым Меня являет Царствие, Церковь. Живой ипостасью и проявлением Меня являетесь и вы, когда вы вместе. Вы суть Церковь. Даже если и о тех столпах огненных забудете, и о облаках не вспомните, и благодеяния Мои оставите, и любовь Мою и надежду, которую Я возложил на вас, употребите себе во зло, Я все равно попытаюсь найти какой-нибудь способ вам по-человечески объяснить, что невозможно вам жить без Меня, и вы ежечасно, даже будучи слепыми, сможете иметь Меня живым».

«Я ищу простейший способ Моего живого присутствия в вас. Я хочу беспредельно пребывать в вашей плоти и крови».

И Он находит этот способ. Создает, ваяет предвечную Церковь. Навсегда оставляет здесь белое полотно, наполненное всем чистым и нечистым (см.: Деян. 10:11–12). Окончательно приходит на землю, чтобы потом ее объединить с небом, насаждает Церковь, в которой находимся мы с вами.

«Я нахожу способ, посредством которого ты не сможешь отпасть от единства со Мной, только если не отвергнешь Меня, не скажешь: «Я отрицаюсь от Тебя, Боже. Я не хочу быть с Тобой, я выгоняю Тебя, ступай, Господи». Если не произнесешь ты этих слов, то, несмотря ни на что, будешь вместе со Мной.

Это и есть откровение Царствия Божия. «Несмотря на то, что вы малы, грешны, плохи, Я указываю вам наипростейший путь. Нужно только протянуть руку и взять – настолько все просто. Вы, двое или трое собравшиеся, можете стать мной, Христом. Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф. 18:20). Что значит Я посреди них?

Это не значит, что некто четвертый оказывается вместе с тремя, но внутри вас, там, где вы, там и Я. Значит, вы прекращаете быть самими собой и становитесь Мной.

Что такое церковное собрание, соборность? То, о чем мы говорили раньше. Если Христос меня берет и ставит так близко с Собой, что делается видимым на протяжении сорока дней, то тогда я могу через общение с людьми невидимо обнять Его так крепко, что мы больше не расстанемся. Как если взять сталь и смешать ее с глиной до такой степени, чтобы нельзя было отличить одно от другого. Раскаленная сталь сливается с глиной, делая ее горячей. Так происходит и со мной.

И говоря о Царствии Божием означает: «Я нашел путь в Моей неизреченной мудрости и любви, путь, наиболее человечный, наиболее простой и, идя по нему, ты можешь Меня полюбить и быть со Мной».

Сказано, что не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? (1Ин. 4:20). Другой человек живет той же жизнью, что и я. Думает так же, как и я, любит и ненавидит так же, как и я. Он – мой ежедневный спутник и соработник. И если я не полюблю его, то как мне полюбить Бога? Человек через видимое восходит к Господу. Но как возлюбить Бога, Который невидим, если не любишь видимого человека?

Итак, как видите, тайна, с которой соотносятся все отрывки из Евангелия, все слова Божии, все Его беседы, которые Он вел на побережье Тивериадского озера, в горах, все они имеют одно значение.

Говоря о Царствии Божием.

И этот видимый человек, который, как и ты, такой же грешник, такой же непокорный, мрачный, он и причастник Божеского естества (2Петр. 1:4), он же становится и при- частником сатанинской силы. Вот такой человек может стать для тебя Мной и через него ты со Мной соединишься.

Возьми его и приидите вместе, вы оба грешники. «Когда приходите во имя Мое, когда собираетесь на богослужение, на животворящие собрания, чтобы явить Меня живым, тогда

Я становлюсь вами. И каждый из вас, что бы ни сделал, в этом единении, в этой общности будет со Мной. Ты потрешь свой глаз и дотронешься до Меня. Захочешь провести рукой по волосам – коснешься Меня, положишь руку на ногу и ощутишь Меня. Бьется твое сердце. Ты кладешь свою руку на грудь и чувствуешь, что это Я пульсирую, ощущаешь биение Духа. К тебе кто-то обращается, и ты слышишь в его словах Меня. Ты болеешь и вслушиваешься в Мою боль. Радуешься и постигаешь тайну Моей радости, которую Я пришел тебе дать. То есть поскольку ты настолько земной, поскольку я не смог тебя возвысить и на земле явить тебя Богом, живым в откровениях, Я спускаюсь и смиряюсь стать тем, чем являешься ты.

Итак, ты хочешь видимого, хочешь земли, хочешь человека. Пускай. В человеке меня и найдешь. Я учреждаю вечную Церковь и обновляю то, что находится вокруг тебя. Я обновляю вас и даю вам вечность. Как эта плоть стала Духом, так и Я вам преподаю Духа Святого. Чего еще могу вам дать?» Не существует иного, более явного и простого способа увидеть Бога, полюбить Его и воспринять, приблизиться к Нему. «Вы двое собираетесь ради Меня? Все вместе собираетесь ради Меня? Я с вами. Я становился огненным столпом, становился голубем3. Какие способы Я только не употреблял! Сейчас Я становлюсь Кровью и Плотью. Ты говоришь плоть я есть не могу. Плоть Я тебе заменяю хлебом, его ты ешь каждый день. Он колосится на ваших полях, его легко найти. Я беру этот хлебушек и делаю его Христом!

Да, но вы не можете есть хлеб без вина, беру и вино, которое веселит вас, доставляет вам удовольствие. Вино, которое нравится вам, я беру и делаю его Христом. Заметьте, я даю вам не то, что вы не любите, но то, что вам по душе, чего вы не гнушаетесь, чего вы жаждете. Вы хотите выпить стаканчик вина? Я становлюсь этим стаканом вина. И пия его, вы пьете Меня».

Видите, как прост и легок путь ко Христу.

* * *

Здесь старец говорит о том, что в состоянии покаяния нет того дерзновения, которое есть в состоянии единения с Богом. – Прим. ред.
Иоанн Златоуст, Божественная Литургия, молитва Херувимской песни.
См.: Лк. 3:22; Мк. 1:10; Мф. 3:16; Ин. 1:32. – Прим. ред.